Реферат: Проблема Каспия

Реферат: Проблема Каспия


Министерство образования Российской Федерации
Курский государственный педагогический университет
Доклад:
«Проблема Каспия»
Выполнил: студент отделения
экономики и менеджмента
2курса, 2 группы
Веденьёв В.О.
Проверил: доцент Нечаев
Владимир
Дмитриевич
Курск-2002
Необходимость создания межгосударственной организации.
Геополитические и геоэкономические сдвиги, происходящие после распада огромного единого географического пространства СССР, приводят к формированию новых региональных, как сегодня принято говорить, конфигураций. Основу таких региональных объединений составляют, прежде всего, географические факторы: расположение стран в одной географической зоне с примерно одинаковыми климатическими условиями и биоресурсами, а также выход к общим “открытым зонам” — Черному, Каспийскому и Балтийскому морям. Именно исходя из этих факторов, учитывающих географическую близость и возможность совместного экономического сотрудничества и освоения природного потенциала, страны указанных регионов формируют региональные организации: Черноморское экономическое сотрудничество (ЧЭС) (сформировано в 1992 г.), которое объединяет 11 государств Черноморья, Закавказья и
Балкан (Азербайджан, Албанию, Армению, Болгарию, Грецию, Грузию, Молдавию,
Россию, Румынию, Турцию и Украину), Совет государств Балтийского моря
(создан в 1992 г.), в него входят Германия, Дания, Латвия, Литва, Норвегия,
Польша, Россия, Финляндия, Швеция, Эстония, а также Европейская Комиссия
(исполнительный орган Европейского Союза), Организация субрегионального сотрудничества государств Балтийского моря (ОССГБМ) — неправительственная организация стран Балтийского моря, основанная на конференции в г.
Ставангере (Норвегия) в октябре 1993 г. В работе организации принимают участие представители областей, земель, губерний и городов федерального значения, расположенных на берегу Балтийского моря. В настоящее время в
ОССГБМ нет фиксированного членства, и она открыта для участия всем 163 регионам стран Балтийского моря.
Тенденции регионального сотрудничества в значительной степени проявляются и на территории бывших Среднеазиатских и Закавказских республик
СССР, а сегодня независимых государств — Казахстана, Кыргызстана,
Туркменистана, Таджикистана, Узбекистана, Грузии, Армении, Азербайджана, а также ряда сопредельных с ними государств — Турции, Ирана, Афганистана,
Китая. Все эти страны в той или иной конфигурации, прямо или косвенно, связаны между собой межгосударственными и неофициальными отношениями определенного характера. Во-первых, все они входят в региональные экономические блоки или политические объединения. Во-вторых, некоторые из этих стран претендуют на роль регионального лидера в центральноазиатском и закавказском регионах.
Сегодня все старые географические названия “Закавказье”, “Центральная
Азия” приобретают новый смысл, так как на распавшемся геополитическом пространстве бывшего СССР образовалось несколько самостоятельных зон, субрегионов, которые имеют свое место и играют определенную роль в мирохозяйственных связях, в мировой политике.
“Центральноазиатский”, “закавказский” регионы — в большей степени политические определения, нежели географические названия. Так, при вхождении бывших советских республик — Таджикской, Казахской, Туркменской,
Узбекской, Киргизской — в СССР все они именовались республиками Средней
Азии. После обретения ими независимости и государственности большая часть политиков, экспертов, политологов стали причислять их к странам центральноазиатского региона.
Существуют разные точки зрения и на понятие “регион”, который можно определять как: а) хозяйственно-экономическую общность; б) географическо-административную единицу; в) историко-культурную область и т.д.
При всем разнообразии критериев оценки понятия “регион” ясно то, что связующим звеном во всех определениях выступает государство. Именно в результате образования новых стран на бывшем евразийском пространстве СССР произошли изменения в понятийном политико-географическом аппарате. Кавказ сегодня для России — это Северный Кавказ (территории республик и областей, близко прилегающих к Черному и Каспийскому морям или граничащие с Грузией,
Азербайджаном) и Закавказье (Грузия, Азербайджан, Армения).
Открытие больших запасов нефти на шельфах Каспийского моря и прилегающих к нему зонах, возникновение разных проектов по освоению топливно- энергетических ресурсов и созданию маршрутов для их доставки на мировой рынок, а также транспортных коридоров, позволяющих соединить Европу с
Азией, — все это привело к появлению нового субрегионального определения
Прикаспий. Появились новые географические понятия, как в российской, так и в англосаксонской политологии: Транскаспийский регион, Прикаспий или
Каспийский регион, район Каспийского моря, которые включают в себя страны, имеющие непосредственный выход к Каспийскому морю, — Азербайджан,
Туркменистан, Казахстан, Россию, Иран. В эти понятия включаются и те страны, географическое положение и политика которых оказывают существенное влияние на прокладку маршрутов нефте- и газопроводов, иных транспортных линий, в целом на ситуацию в регионе. Это такие страны, как Турция, Грузия,
Китай, Пакистан, Афганистан.
Отличительной чертой Прикаспийского региона является то, что он приобретает статус не только сырьевого, но и транзитного региона, который позволяет соединить пути не только между Востоком и Западом (воссоздание
“великого шелкового” пути), но и между Севером и Югом (“водный путь”: Санкт-
Петербург — Москва — по Волге до Астрахани — далее через Каспийское море до
Ирана). По этой причине нередко Прикаспийский регион называют
Транскаспийским.
Несмотря на огромный интерес крупных западных государств к региону
Каспийского моря до сих пор не оформилось специальной международной правительственной организации, которая объединила бы эти страны для координации усилий в решении следующих экономических и политических вопросов:
— определение статуса Каспийского моря и выработка согласованного подхода к вопросу территориального разделения водной части и дна между прилегающими странами: Россией, Казахстаном, Туркменистаном, Азербайджаном и Ираном;
— выработка и осуществление комплекса мер по охране биоресурсов Каспия;
— урегулирование разного рода межгосударственных конфликтов, например территориального спора между Арменией и Азербайджаном по Нагорному Карабаху или спора между Азербайджаном и Туркменией относительно принадлежности месторождений нефти в Каспийском море “Осман” и “Хазар” и т.п.;
— осуществление мер доверия и борьбы с угрозами региональной безопасности;
— координация усилий всех заинтересованных стран, международных организаций и финансовых институтов по обсуждению и созданию новых маршрутов нефте- и газопроводов, согласованной тарифной политики относительно стоимости прокачки нефти и газа.
Интенсивное освоение сырьевых ресурсов Каспийского моря вызывает озабоченность как среди общественности, так и среди ученых относительно экологической обстановки в регионе и возможности потери в будущем биоресурсов Каспийского моря. Мониторинг атмосферы, гидросферы, почвенно- растительного покрова выявляет признаки надвигающейся биологической катастрофы. В этой связи группа ученых Российской Академии наук обратилась к коллегам из Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана с призывом объединить усилия и “срочно учредить Организацию Прикаспийских государств по комплексному освоению природных ресурсов и охране окружающей среды, которая должна обеспечить осуществление природоохранных действий в
Каспийском бассейне, создав для этого необходимое правовое поле”9.
Отсутствие международной организации сдерживает развитие потенциальных возможностей политического, экономического и правового регулирования назревших проблем региона в целом и каждого прикаспийского государства в отдельности. Отсутствие координационного органа компенсируется: а) активными действиями транснациональных корпораций (ТНК), выступающих как самостоятельные акторы при осуществлении и отстаивании своих интересов; б) односторонними действиями прикаспийских государств или, в лучшем случае, двухсторонней дипломатией в решении проблем региональной безопасности и определении статуса Каспийского -моря; в) стремлением некоторых стран —
Турции, Ирана, США — усилить свое военно-политическое и геоэкономическое влияние в регионе.
Транснациональные транспортные проекты как основная форма сотрудничества.
Своеобразие Прикаспийского региона состоит в том, что на его геополитическом пространстве протекают те же процессы и явления, которые характерны для мировой политики и других регионов мира — региональная интеграция, демократизация внутренней и внешней политики, транснациональная кооперация. В то же время в этом регионе обострились негативные процессы — угрозы со стороны международного терроризма, религиозного экстремизма, национального сепаратизма, нелегальная транспортировка оружия и наркотиков.
В этом регионе явно прослеживается еще одна общемировая тенденция — сохранение роли силового фактора с одновременным возрастанием экономических, культурных, политических, научно-технических, гуманитарных связей. Это рождает к жизни те проблемы и возможности, которые являются следствием глобализации мировой экономики.
Открытие дополнительных запасов нефти и газа в Каспийском море и прилегающих к нему районах требует дополнительных вложений в их разработку, переработку и транспортировку. По ряду экономических причин страны прикаспийского региона сегодня не могут самостоятельно и в полном объеме осуществлять освоение природных ресурсов, строительство новых трубопроводов, модернизацию промышленного производства. Поэтому приток иностранных инвестиций чрезвычайно важен и крайне необходим. Вовлечение транснациональных корпораций (ТНК) в кооперационный производственный процесс на основе стабильной и гарантированной законодательной базы поможет этим странам осуществлять развитие своих экономик через международное и транснациональное сотрудничество. Иными словами, нефть и газ выступают как
очень привлекательный и эффективный внешнеполитический инструмент налаживания взаимовыгодного международного сотрудничества.
Ярким подтверждением таких кооперационных межгосударственных и транснациональных связей служит Каспийский Трубопроводный Консорциум (КТК), созданный в 1992 г., а затем реструктурированный в 1996 г. В проекте приняли участие Россия (доля участия — 24%), Казахстан (19%), Оман (7%).
Еще 50% акций консорциума делят между собой американские(15%), российско- британское (7,5%), итальянская (2%), британская (1,75%).
Такая “пестрая” структура собственности консорциума свидетельствует о том, что участникам удалось найти баланс государственных и коммерческих интересов. Проект КТК, протяженностью 1580 км, созданный специально для транспортировки сырой нефти из Тенгизского месторождения (извлекаемые запасы которого оцениваются примерно в 9 млрд. баррелей), расположенного в
Казахстане, в терминал Новороссийска. При этом КТК позволяет решить три главные задачи. Во-первых, создает один из основных маршрутов транспортной системы для экспорта каспийской нефти с севера и северо-востока Каспийского моря, что дает богатому нефтяными запасами Казахстану (подтвержденные запасы — 10,0—17,6 млрд. баррелей, в то время как в российских прикаспийских регионах — 2,7 млрд. баррелей)10 возможность стабильного и прямого выхода на мировой рынок. Во-вторых, проект предполагает строительство нового трубопровода (Новороссийск—Комсомольская), нефтетерминала в российском порту Новороссийска и последующую модернизацию уже существующего трубопровода (Тенгиз—Комсомольская). И, наконец, и это самое главное, регионы, через которые пройдет маршрут, получат 2/3 налоговых поступлений в свой бюджет и 50% прибыли в качестве госсбора. По оценкам экспертов, в течение 40 лет правительство РФ и региональные администрации получат в общей сложности 23,3, а Казахстан — 8,2 млрд. долларов.
Как показывают события последних лет, разведка и добыча топливно- энергетических ресурсов являются только частью программы совместного сотрудничества в освоении месторождений прикаспийских государств. Сегодня нефтегазовые ресурсы стали одним из основных факторов мировой политики.
Глобальные процессы современного развития прямо или косвенно связаны с энергоресурсами, надежный доступ к которым входит в число основных приоритетов любого государства. Поэтому любые крупные проекты по освоению запасов нефти и газа и их транспортировке могут быть как примером широкого международного сотрудничества, так и примером раздора и конфронтации.
Практически все нефте- и газодобывающие страны мира имеют в своем арсенале энергетическую дипломатию, в рамках которой государство защищает и лоббирует интересы топливно-энергетического комплекса на мировых рынках.
Особую трудность представляет проблема будущей транспортировки нефти и газа из Прикаспийского региона. Причем экономическая целесообразность и эффективность при обсуждении новых экспортных линий отходит на второй план, так как эти планы приобретают ярко выраженный политический характер. И здесь возникают серьезные разногласия между государствами и компаниями и проявляются различия их позиций, разногласия, прежде всего на межгосударственном уровне относительно предлагаемых маршрутов.
Проект по строительству основного экспортного маршрута (ОЭТ) Баку—
Тбилиси—Джейхан представляет интерес для всех стран региона, кроме России и
Ирана, поскольку с экономической точки зрения Россия лишится дополнительных доходов от прокачки азербайджанской нефти по трубопроводу
Баку—Новороссийск, а с политической — ослабнет ее влияние в регионе.
Согласно последним договоренностям между Грузией, Азербайджаном, Турцией и США, достигнутым в Вашингтоне в апреле 2000 г., в полную мощность эта линия может начать работу в качестве основного трубопровода в 2004 г.
Благодаря такому дополнительному маршруту (пропускная способность 50 млн. т нефти в год), стоимость которого оценивается от 2,4 до 3,7 млрд. дол., запасы нефти, обнаруженные на севере Каспийского моря в секторе Казахстана, смогут в полной мере реализовываться на внешних рынках. Однако осуществление такого дорогого проекта будет иметь смысл, если подтвердится открытие дополнительных запасов нефти в Казахстане. Казахская сторона выразила желание поставлять нефть по двум направлениям — КТК и ОЭТ. Не исключена возможность, что в будущем Казахстан может предпочесть более дешевый маршрут через Иран в Персидский залив, но прохладные отношения между США и Ираном мешают реализации подобных проектов.
Самым амбициозным проектом является сооружение Транскаспийского газопровода: (Туркменистан—Азербайджан—Грузия—Турция—Западная Европа) с пропускной способностью в 32 млрд. кубометров в год, предварительная стоимость которого 2 млрд. дол. Такой маршрут очень выгоден богатому природным газом Туркменистану, который предпочел бы не полагаться только на экспортный маршрут через Россию, а продавать газ напрямую за твердую валюту на западных рынках.
Наиболее значимыми и технологически трудными представляются проекты по прокладке нефте- и газопроводов по дну Каспийского моря. В 1998 г. нефтяные гиганты “Роял Датч/Шелл”, “Шеврон”, “Мобил” и правительство Казахстана подписали соглашение по изучению возможностей прокладки двойной линии трубопровода для экспорта нефти и газа из Актау (морской порт на восточном казахстанском побережье Каспийского моря) до Баку (протяженность 370 миль, приблизительная стоимость 2,5—3 млрд. дол.) по дну моря с последующим подключением к маршруту Баку—Джейхан.
Главной задачей проекта является постоянная и надежная транспортировка грузов из Европы в страны Закавказья и Центральной Азии и обратно. Такой транспортный коридор позволит соединить в единое экономическое пространство обширные территории и рынки, поможет стимулировать формирование региональных центров производств и услуг.
Обладая существенным запасом энергоносителей и других полезных ископаемых и находясь в центре Евразийского материка, Прикаспийский регион в этом грандиозном по масштабу проекте полностью соответствует своему названию и является в перспективе примером развития трансконтинентальных коммуникаций.
Именно при таком развитии событий можно по праву перефразировать известную формулу британского ученого X. Мак-киндера (1861—1947): «Тот, кто контролирует “транспортные маршруты” в Евразии (по его мнению, Евразия —
“ось мировой политики”) тот контролирует “хартленд” (сердце мира), а кто контролирует “хартленд”, тот контролирует судьбу мира».
Проблемы и сложности на пути к международному сотрудничеству
Не случайно США, Турция, Иран, Япония, Китай и другие страны проявляют повышенный интерес к созданию энергетических транспортных коридоров в
Прикаспийском регионе и стремятся получить контроль над ними (путем коммерческого участия своих компаний, предоставления кредитов, политического давления). Однако Грузия, Азербайджан, Казахстан,
Туркменистан являются наиболее заинтересованными странами в создании этого и других возможных маршрутов, которые пролягут по их территории. Даже
Россия, потеряв полноправный доступ в эти регионы мира, предлагает альтернативный вариант “Шелкового пути” по российской территории. На сегодняшний момент два прикаспийских государства — Казахстан и Азербайджан
— наиболее активно вовлечены в международную -региональную кооперацию (как по значительному объему запасов, реальной добычи, так и наличию наиболее перспективных маршрутов транспортировки нефти и газа) и выступают основными игроками на Прикаспийском геоэкономическом поле.
Казахстан с полным правом может претендовать на роль перекрестка транспортных путей благодаря своему геополитическому положению и нахождению в центре Евразии.
Азербайджан не только обладает огромными топливно-энергетическими ресурсами, но и, находясь на стыке Европы и Азии, имеет транзитные возможности.
Несомненно, что сотрудничество разных стран в этих и других совместных проектах и программах является необходимым условием включения новых независимых государств в мировые хозяйственные связи, создает предпосылки для стабильного и устойчивого развития их экономик, благотворно влияет на решение межгосударственных и внутренних проблем. С другой стороны, межгосударственное сотрудничество и транснациональная кооперация в этих регионах по мировым меркам только набирает обороты и к тому же за неполные десять лет после распада СССР возникли трудности и проблемы, от решения которых будут зависеть успешность и стабильность сотрудничества.
Во-первых, с возникновением новых независимых государств в этих регионах изменилась прежняя расстановка геополитических сил в Закавказье и
Центральной Азии. С точки зрения России это так называемые страны “ближнего зарубежья”, бывшие республики единого государства СССР, являющиеся сегодня членами СНГ и имеющие общие исторические связи с Россией. Для Запада (в первую очередь для США) — это новые независимые государства, самостоятельно определяющие свой внешнеполитический курс, ход и темп экономических реформ.
Различные подходы к терминологии определяются различиями национальных интересов России и США относительно этих стран.
Во-вторых, именно обнаружение больших запасов нефти и газа в районе
Каспийского моря и открытость экономик, новых стран этого региона для иностранных инвестиций создают в регионе качественно новую политическую и геоэкономическую ситуацию. Сегодня закавказские и центральноазиатские страны не в состоянии своими средствами и с помощью своих ресурсов модернизировать старые производственные мощности, создать новые технологии и в полном объеме освоить свои природные богатства. Они вынуждены обращаться за финансовой помощью, привлекать зарубежные инвестиции и технологии. К тому же уход России/СССР из своего исторического геополитического пространства привел к образованию там вакуума политической и экономической силы и власти. В совокупности все эти факторы обусловливают повышенный интерес к региону со стороны западноевропейских стран, США,
Китая, Японии, мусульманских государств Азии, которые стремятся к активному проникновению в регион, занимая место России, которая теряет свое влияние.
И хотя Россия за последнее время активизировала деятельность по развитию стратегического партнерства в рамках СНГ, тем не менее, идет напряженная борьба за контроль, как над энергоносителями, так и над их транспортировкой.
В-третьих, активная экономическая вовлеченность иностранных компаний перерастает в политическое и дипломатическое давление со стороны Запада, особенно в тех странах, которые не заявили о тесном военно-политическом сотрудничестве с ним.
С экономической точки зрения вовлеченность США и транснациональных компаний и международных финансовых институтов играет положительную роль в экономике новых республик, так как именно они выделяют основные средства на стабилизацию бюджета, на развитие внутренних производств, что благотворно сказывается на экономическом росте, увеличении занятости, притоке новых технологий и т.п.
В-четвертых, после обретения независимости оказалось, что прикаспийские государства СНГ имеют разные стартовые экономические и политические условия. Казахстан, Туркменистан, Азербайджан имеют выход к Каспийскому морю, богаты энергетическими ресурсами (по предварительным оценкам,
Азербайджан обладает 36—45 млрд. баррелей нефти, 46 трлн. куб. футов газа,
Казахстан — 102—110 млрд. баррелей нефти, 141 —171 трлн куб. футов газа,
Туркменистан — 82 млрд. баррелей нефти, 257—314 трлн. куб. футов газа), занимают при этом великолепное транзитное географическое положение.
Наконец, в-пятых, трудности для дальнейшего сотрудничества обусловливаются отсутствием четких интересов России в этом субрегионе, ее неучастием в самых крупных транснациональных проектах ТРАСЕКА,
Баку—Джейхан. Все это создает напряженность в двухсторонних и многосторонних отношениях на государственном уровне и вызывает подозрительность со стороны России, что в свою очередь ведет к дисбалансу регионального сотрудничества.
Полноценная и взаимовыгодная кооперация возможна при участии всех заинтересованных сторон: России, Турции, Ирана. По-видимому, в Вашингтоне начинают понимать, что выталкивание России из крупномасштабных экономических проектов и программ может полностью дестабилизировать сотрудничество. Поэтому при подписании соглашения о возможном строительстве трубопровода Баку—Джейхан с американской стороны было заявлено, что они хотели бы видеть среди участников регионального международного сотрудничества по освоению энергетических ресурсов Каспия не только Грузию,
Азербайджан и Турцию, но и Россию и Казахстан.
К сожалению, Россия сегодня не обладает возможностями для широкого инвестирования, которое необходимо для равноправного участия в проектах в этом регионе. Россия не в состоянии оказать финансовую помощь “ближнему зарубежью” и это является одной из основных причин, по которым она теряет свои позиции в Прикаспийском регионе и Центральной Азии. С другой стороны, с обнаружением больших дополнительных запасов нефти и газа в российском секторе Каспия открываются новые возможности и для России. Во-первых, появляется “свой экономический” интерес с последующим влиянием на геополитическую расстановку сил в регионе в качестве не только “северного соседа”, но и полноправного участника всех транспортных проектов. Во- вторых, одна из причин ограниченного влияния России в Каспийском регионе состоит в том, что она обладает сравнительно небольшими резервами углеводородного сырья в Каспийском море.
Однако в результате буровых исследований российская компания “ЛУКОЙЛ” обнаружила крупные запасы углеводородов в российском секторе Каспия, предварительно оцениваемые в 300 млн. т. Первые сейсмические исследования на площади 60 тыс. м2 выявили шесть перспективных структур и две прогнозируемые. Специалисты с уверенностью говорят об открытии не просто отдельно взятого месторождения, а об обнаружении и создании целой “новой нефтяной провинции России на севере Каспия”, где “ЛУКОЙЛ” намерен добывать
15—20 млн. т нефти в год. Однако лишь после завершения всех исследовательских работ на испытательной скважине можно будет с полной уверенностью определить объемы обнаруженных нефти и газа. По предварительным прогнозам, на долю России приходится 24% ресурсов Каспия, это почти 2 млрд. т условного топлива17.
Можно предположить, что кремлевское руководство будет последовательно проводить более энергичный внешнеполитический курс с основой на экономическое региональное сотрудничество. Последние события показывают стремление РФ поддерживать интересы российского предпринимательства за рубежом “через содействие развитию национальной экономики с включением
России в систему мирохозяйственных связей”18. Однако такое желание ограничивается ресурсным обеспечением со стороны государства. В этой связи приоритет отдается созданию зоны свободной торговли, реализации программ совместного рационального использования природных богатств, созданию совместных предприятий, поддержке деятельности российских гигантов
“ЛУКОЙЛа”, “Газпрома”, “ЮКОСа”, “Роснефти” в международных проектах. И в этом направлении со стороны России уже сделаны некоторые шаги.
— Создана Каспийская нефтяная компания (КНК) со штаб-квартирой в
Астрахани при участии “ЛУКОЙЛа”, “ЮКОСа” и “Газпрома” с целью освоения обнаруженных в российской зоне Каспийского моря дополнительных запасов нефти. Становящиеся на ноги российские гиганты “ЛУКОЙЛ”, “Газпром”, РАО ЕЭС и некоторые другие компании сегодня стремятся принять полноценное и полноправное участие в зарубежных проектах.
— Введен пост специального представителя России по вопросам урегулирования статуса Каспия в ранге замминистра иностранных дел. Это подтверждает готовность и стремление России активнее и настойчивее участвовать во всех вопросах, связанных с освоением природных богатств
Прикаспийского региона, способствовать продвижению интересов крупных российских компаний на мировые рынки, влиять на выбор транспортных коридоров и маршрутов, принимать участие в их строительстве.
— Постепенно, исходя из двухсторонних отношений, российской стороной решается проблема определения статуса Каспийского моря. Между Россией и
Казахстаном подписано Соглашение о разграничении дна северной части
Каспийского моря (1998) и Декларация о сотрудничестве на Каспийском море
(2000). Подписаны Совместное заявление РФ и Республики Азербайджан о принципах сотрудничества на Каспийском море (2001), а также Совместное заявление по правовому статусу Каспийского моря между Россией и Ираном
(2001).
Российская сторона выдвинула инициативы по созданию стратегического экономического центра по Каспию и совместной эксплуатации его ресурсов.
Наконец, утверждена концепция внешней политики РФ в качестве системного документа, определяющего приоритеты внешнеполитической деятельности России.
В ней, в частности, говорится, что Россия будет добиваться выработки такого статуса Каспийского моря, который позволил бы прибрежным государствам развернуть взаимовыгодное сотрудничество по эксплуатации ресурсов региона на справедливой основе, с учетом законных интересов друг друга.
Краткий анализ транснационального сотрудничества в Прикаспийском регионе показал, что осуществляемые масштабные совместные проекты связаны в основном с разработкой сырьевых ресурсов и прокладкой новых маршрутов их доставки на мировые рынки. Оценочные и подтвержденные объемы запасов нефти и газа в регионе, возможные маршруты их экспорта будут влиять на развитие политических событий в этом регионе в начале XXI в. Углеводородные ресурсы в этом регионе являются очень эффективным внешнеполитическим фактором, который в значительной степени будет влиять на характер экономического международного сотрудничества в Прикаспийском регионе.
Список литературы
1.http//www.rg.ru/official/from_mid/mid/989.htm
2.Концепция внешней политики
РФ//http://ww.rg.ru/official/doc/sng/concept.shtm.
3. A national security strategy for a new century//The White House.Dec.1999
4.Митяева Е. Развитие в Каспийском регионе и интересы США//США: экономика, политика, культура.1999.№11.
5.Эхо планеты.2000.№27.
6.Нефть России.2000.№5-6.
7.Мартынов В.А. Прогноз тенденций мирового экономического процесса//КосмоПОЛИС:Альманах.1999
Close

Stay connected! Subscribe to the UNIVERWORK Newsletter!

””

”Join

Subscribe!