Культура в новом обществе

К сожалению, авторы концепции “информационного общества” (за исключением, пожалуй, О.Тоффлера) не уделяли достаточно места для рассмотрения вопроса о том, какие последствия его наступления принесет для культурной жизни человечества. Этот вопрос был специально разработан лишь Тоффлером в его книгах “Третья волна” и статьях о будущем труда. Именно поэтому умозаключения о культуре в новом обществе я буду строить во многом на основании его работ. В связи с грядущим наступлением “информационного века”, основной задачей становится максимально ускорить и упростить передачу информации между людьми и повысить ее “усвояемость”. Именно поэтому она стандартизируется и классифицируется с тем, чтобы как можно сильнее ускорить процесс обработки информационного потока. Этот процесс воздействует на культуру двояко: с одной стороны, максимально сближаются духовная и материальная стороны жизни человека, ибо в культуре необходимым образом присутствует подвергающийся вышеописанным трансформациям информационный элемент, а с другой стороны, происходит резкое разграничение эмоционального и информационного аспектов культуры. Я хотел бы более подробно остановиться на этих тенденциях. Сближение духовного и материального на почве информационного элемента культуры иллюстрируется тоффлеровской “блип”-культурой. В самом деле, она не является в полном смысле культурой, а служит исключительно средство передачи и приема какой-либо информации, традиционно относимой к сфере культуры. Так, двадцатистраничный пересказ романа Толстого “Война и мир” будет “блип”-информационной выжимкой этого романа. Очевидно, что человек, стремящийся к истинной культуре, вовсе не удовольствуется кратким пересказом сюжета, а постарается получить эмоциональное удовлетворение, прочитав роман целиком с тем, чтобы насладиться красотами авторского стиля и точностью прописи характеров. Именно в этом кроется причина четкого разграничения эмоционального и информационного элемента культуры. Это хорошо видно на примере живописи. Если раньше картины художников-реалистов удовлетворяли обе эти потребности, то теперь их функции резко разграничены – чертежи и карты суть информация, абстракционистские картины суть эстетическое наслаждение. Кроме того, мне хотелось бы отметить, что культура нового общества представляет собой весьма неоднородную массу, ибо находится в процессе формирования, завершения которого следует ждать, по всей очевидности, к середине XXI века.