ИСКИ Б РИМСКОМ ПРАВЕ.

Римскому понятию права – ius – соответствует как смысл право¬вой нормы, правового порядка, так; и представление о праве, при¬надлежащем отдельному лицу в силу предписаний общего права. Осу¬ществление права состоит в совершении лицом действий, служащих для удовлетворения его положительных интересов (uti, frui), защи¬щаемых правом, и Б противодействии нарушению этих прав (imperare, vetare). Каждый может пользоваться своим частным правом или отказы¬ваться от него. При осуществлении субъектом своих полномочий объ¬ективное право указывает ему на необходимость соблюдать границы своего права. Эти границы Гаи очерчивает в двух текстах. В одном, становясь на точку зрения полноты использования прав, он говорит: NULLUS VIDETUR DOLO FACERE, QUI IURE SUO UTITUR (Никто не счита¬ется поступающим злоумышленно, если он пользуется принадлежащим ему правом). В другом он указывает ,что это осуществление права должно на¬ходить границу в собственном разумном интересе управомоченного лица MALE ENIM N0STRO lURE UTI NON DEBEMUS;QUA RATIONE ET PRO-DIG INTERDICITUR BONORUM SUORUM ADM IN I STRATI 0. (Мы не должны дурно пользоваться этим правом; на этом основании расточителям воспрещается управление их имуществом. ) В виде исключения иногда (если того требовали серьезные ин¬тересы других лиц), устанавливалась возможность принудить субъек- • та к использованию своего права. Закон указывает на необходимость осуществлять некоторые частные права осмотрительно (civi liter mo-do) ,чтобы не вредить другому праву и руководиться для этого возз¬рением o6opOTa(civiliter facere). Но общее воспрещение злоупотреблять правом с единственной целью вредить другим римлянам было неизвестно. Значительность чужого интереса не влияла при определении границы для осуществле¬ния права. Состояние крайней необходимости могло приводить иногда к нанесению кем-либо повреждений чужому имуществу .Потерпевший не получал в этом случае иска на возмещение. Первоначально защита частных прав осуществлялась заинтересо¬ванным лицом путем расправы с нарушителем права . Только постепен¬но от самоуправства переходят к защите прав через посредство ор¬ганов государства как организованного аппарата господствующего класса. Развитое право предполагало ,что насильственные действия мог¬ли предприниматься заинтересованными лицами в своих интересах лишь в крайних чрезвычайных случаях ,как состояние необходимой обороны , когда самоуправство было лишь средством защиты против неправомерного нападения направленного против лица или его иму¬щества. Ульпиан повторяет по этому поводу правило Кассия : vim vi ^repellere licet (насилие дозволено отражать силой). Еще Двенад¬цатью таблицами было дозволено убийство на месте застигнутого во¬ра. Против нападений, направленных на отнятие вещей,допускается не только защита, но и самоуправное возвращение их. Самоуправством в тесном смысле является и самовольное удовлетворение какого-либо требования Дозволено задержание беглого должника и арест захва¬ченных им с собой денежных средств для удовлетворения претензий. В этом случае самоуправство допущено как исключение ,единственное и последнее средство охраны интересов. Вообще же действия по само¬управному взысканию были воспрещены декретами 389 года. Кредитор терял свое требование , если он пытался самовольно получить удов- летворение. Другой закон содержал соответствующее распоряжение в отношении лиц, которые под предлогом права собственности само¬вольно отнимали у другого лица какую-либо вещь.Они обязывались вернуть ее назад и, если оказывалось, что захвативший в действи¬тельности не был ее собственником ,то он был обязан заплатить еще стоимость вещи. Исторически процесс развился путем вытеснения и дисциплинирования первоначального самоуправства и превращения го¬сударством борьбы сторон в рассмотрении споров органами государс¬тва. По внешности, магистрат и в классическом праве сохранял за собой ведение только предварительного процесса, где точно устанав¬ливались правовые основания спора между сторонами и указывались средства его разрешения. Ко этого было достаточно чтобы превра¬тить все фазы суда в. орудие классового принуждения и проводить через суд выгодные для господствующей верхушки юридические возз¬рения и нормы. Право государственных судебных магистратов органи¬зовывать для разрешения каждого отдельного спора судебное разби¬рательство присяжных судей ,решающих дело по существу ,называется юрисдикцией (iurisdictio). В тесном смысле она обозначала содейс¬твие магистрата по организации суда (iudiciuin) по делу и принад¬лежала только магистратам, располагавшим высшей властью ( imperi-um). Магистраты ,которые пользовались высшей властью (консулы,пре¬торы) ,имели право организовывать суды по спорам частных лиц. Ког¬да юрисдикция сосредоточилась в руках претора ,установилось фор¬мальное понятие юрисдикции. Судебное разбирательство считалось за¬конным (iudicium legitimum) ,если оно организовано в Риме или в пределах первого поминального камня от Рима (domi), между римскими гражданами, с участием одного судьи, тоже римского гражданина. Всякое другое разбирательство ,в котором отсутствовало одно из этих требований, считалось вытекающим непосредственно из высшей власти( iudicia imperio contihenta);к этой юрисдикции общие про¬цессуальные правила не применялись. Принципиально все дела между гражданами могли разбираться только городскими магистратами Рима или того города, в котором лицо имело право гражданства и свое место жительство-forum originis и forum domicilii. INCOLA ET HIS MAQISTRATIBUS PARERE DEBET,APUD QU03 INCOLA ЕSТ,ЕТ 1LLI3.АPUD QUOS С1V1S ЕSТ.(Местный житель обязан подчи¬няться и тем магистратам ,где он проживает ,и тем, где является гражданином. Эти общие правила подсудности применялись и во всех римских провинциях. Однако, для римских граждан была открыта воз-можность требовать перенесения их споров на рассмотрение городс¬ких магистратов Рима. И обратно ответчик временно прибывший в Рим имел право просить о переносе процесса на место его жительства. Применялись также правила специальной подсудности по роду дел. (Подсудность по месту исполнения в исках из договоров; по мес¬ту совершения деяния при исках о недозволенных действах. Одна¬ко правила подсудности не имели в Риме принудительного характе¬ра. Соглашение сторон могло сделать некомпетентного магистра упол¬номоченным на организацию суда, превышающего его компетенцию. Судьей по всем спорам мог быть вообще всякий взрослый римский гражданин. Обычно его выбирали из лиц, внесенных в особые спис¬ки ,составлявшиеся по соображениям политики то из сенаторов, то из всадников. Функционировал судья один (unus iudex) или в коллегии и назначался претором индивидуально для каждого дела. Судья ,который мог решать дела по свободному усмотрению(агЬиtгium, назывался ar¬biter и обычно назначался в тех спорах, где дело шло о производс- тве оценок, установке меж, разделе. Исторически выработалось разделение процесса на две Фа¬зы: а) перед магистратом -in iure и б) перед судьей-арud iudicem. Судебная функция магистрата in iure состояла в обязанности дать правильную юридическую трактовку спору сторон .В начале республики стороны должны были пользоваться устными формулировками, -строго согласованными с текстом законов, за чем следил претор и почему производство in iure называлось легисакционным(lеgis actio). Ле-гисакционный процесс отличался строгим формализмом и обеспечивал защиту лишь в пределах узкого круга случаев, подходивших под букву закона. Развивавшийся оборот ,обострявшиеся противоречия интересов. различных группировок рабовладельцев требовали более гибкой про¬цессуальной защиты.В практике перегринского претора стал склады¬ваться новый порядок производства, получивший название формулярно¬го процесса, от письменных формул ,которые претор давал судье в качестве программы , и ,вместе с тем ,директивы ,на основе которой следовало вынести решение по делу. Преимущество нового порядка состояло в том,что претор не был связан буквой закона, а давал формулу или отказывал в иске ,исходя из конкретных обстоятельств дела. Учитывая запросы жизни ,претор иногда отказывал в иске,ког¬да по букве закона его следовало бы дать, и давал иск в случа¬ях.,не предусмотренных законом. Закон Эбуция (середина 2 века н.э.) предоставил сторонам факультативно пользоваться такого рода формулами; но вскоре формулярный процесс совершенно вытесняет ле-гисакционный. Власть магистрата заставить ответчика согласиться на процесс имела решающее значение. Еще в эпоху 12 таблиц были ясно видны черты суда как органа принудительного осуществления пра¬ва. Ответчик, которого истец вызывал в суд,представлял за себя по- ручителя, который перед магистратом принимал на себя дополнитель¬ную ответственность зa явку ответчика в назначенный судом срок. Эта гарантийная форма вызова была лишь прикрыта особым про¬изводством внешне договорного xapaктepa-vadimonium-ответчик представлял поручителей и обещал явиться в срок. Такое же vadimo-nium применялось , когда ответчик осуществлял указанное выше право перенести процесс к месту его жительства. Позднее этот порядок вы¬зова в суд вышел из употребления и заменялся по виду соглашением ответчика с истцом о вступлении его в данное процессуальное отно¬шение ,а по существу была установлена обязанность ответчика всту¬пить в процесс. По римским воззрениям только судебная защита на¬личного права давала этому последнему настоящую ценность и завер¬шение. Но эта защита не связывалась в представлениях римских юрис¬тов неразрывно с самим материальным правом .Только в тех случа¬ях, когда орган государства устанавливал возможность предъявления иска (actio) по делам известной категории , можно было говорить о праве,защищаемом государством. В этом смысле можно сказать ,что римское право есть система исков. Иски вырабатывались в Риме исторически ,и их число всегда бы¬ло ограниченным. При этом в эпоху формулярного процесса actio не¬редко давались там ,где лицо не обладало правом по цивильной сис- теме, и, наоборот, несмотря на наличие цивильного права на иск, пре¬торы отказывали в предоставлении формулы для соответствующего ис¬ка. Общее понятие иска дается в Дигестах:Иск есть не что иное ,как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование. По личности ответчика иски делились на actiones in pem (вещ¬ные иски) и actiones in personam (личные иски). Вещный иск направ- лен на признание права в ОТношении определенной вещи ,ответчиком по такому иску может быть любое лицо, нарушающее право истца, так как нарушителем права на вещь может оказаться любое третье ли¬цо. Actiones in personam направлена на выполнение обязательства определенным должником. Обязательство всегда предполагает наличие одного или нескольких определенных должников; только они могут на¬рушить право истца ,и только против них и давался личный иск.По объему и цели имущественные иски делились на три группы: l.actiones rei реrзесutоriае-иски для восстановления нарушенно¬го состояния имущественных прав; здесь истец требовал только утра¬ченную вещь или иную ценность ,поступившую к ответчику, 2. actiones poenales-штрафные иски, цель которых в частном нака¬зании ответчика. Предметом их служили : а) прежде всего взыскание частного штрафа и б) возмещение убытков о. actiо mixtae- иски,осуществляющие и возмещение убытков и нака¬зание ответчика (например: за повреждение вещи взыскивалась не ее стоимость, а высшая цена, которую она имела в течение года. Личные иски ,направленные на получение вещей или совершение действий, на-зываются condictiones. Личное требование в римском праве рассмат¬ривалось с точки зрения кредитора как требование принадлежащего ему долга (debitum) или обязанности должника что-либо отдать или сделать (dare, facere, oportere). Преторский эдикт публиковал в систематическом порядке форму¬ляры отдельных исков. Они излагались применительно к существующей системе правоотношений ,для которых вырабатываются соответствующий иск. Естественно, все иски формулярного процесса получили характе¬ризующие их с материальной стороны индивидуальные наименования :actio empti,actio venditi,actio pro socio,rei vindicatio.Индиви- дуальность этих исков нужно понимать,конечно,не буквально и конкретно, а как обозначение типов крупных институтов.Пользуясь этими формулами-типами для конкретных лиц и отношений, преторы придавали искам действительно индивидуальное значение. Дальнейшая классификация римских исков проводилась по системам права,поло¬женным в основание исков. Различались цивильные иски,основанные на цивильном праве,и иски гонорарные, или преторские, основанные на преторском праве. Иск, требовательный пункт которого направлен на утверждение существования или несуществования какого-либо пра¬ва, согласно цивильному прaву,называется actio in ius concepta. Некоторые иски предоставлялись всякому гражданину:например,«ис¬ки, предъявлявшиеся к тем, кто что-либо поставил или подвесил так, что оно может упасть на улицу. Они назывались actiones popula-гез.Если по образцу уже существующего и принятого в практике иска создавался аналогичный ему иск, то первоначальный иск назывался actio directa,a производный -actio utilis.Фиктивными исками (ac¬tiones ficticiae) назывались такие ,формулы которых содержат фик¬цию, т.е. указание судьи присоединить к наличным фактам определен¬ный несуществующий факт или устранить из них какой-либо факт, а весь случай разрешить по образцу другого определенного случая. Во многих исках судье предоставлялось произносить свое решение в со¬ответствии с тем,чего требует Ьопа fidеs(добрая совесть). Судья обязывался в этих случаях восполнять предписания действующего права, исходя из соображений bonum et aequum, т.е. того ,что в обо¬роте считается соответствующим справедливости. В классическом пра¬ве редко попадаются формулы, в которых не указывалась бы aequi-tas.KbBK принцип решения. Б противоположность им иски более старые назывались actiones stricti iuris (строго права),при которых име- ло место более буквальное применение закона. Нередко судье предпи¬сывалось выносить особое решение, если он не добился от ответчика выдачи или предъявления предмета спора. Объем возмещения судья мо¬жет определить по своему усмотрению (arbitrium), исходя из сообра¬жений bohum et aequum .Иски такого рода в праве Юстиниана называ¬ются арбитражными. Предъявленный иск ответчик может либо признать ,либо оспаривать. В случаях признания решение дела могло последо¬вать уже в первой стадии производства(in iure). Институт признания еще в 12 таблицах занимал место в процессе, т. к. там упоминался признанный должником долг aes confessum наряду с судебным решени¬ем .Когда ответчик отрицал свой долг, он отвечал не должен- поп oportere-процесс развивался дальше и передавался in iudicium. Та¬кого продолжения процесс не имел , когда ответчик признавал свой долг, и за этим следовало подлежащее исполнению присуждение в пользу истца. Признавший требование как бы выносил решение по собственному делу.СОNFESSUS PRO IUDICATO EST QUI QUODAMMODO SUA SENTENTIA DAMNATUR. Когда ответчик признавал существование требо¬вания на вещи, или основание этого требования,но не его раз¬мер, возникали затруднения. Вопрос разрешался передачей для разре¬шения судьей в следующей стадии-in iudicio. Однако при таком по¬рядке против сделанного in iure признания ответчик мог in iudicio выступать с опровержениями и таким образом обессиливать его. В последующей четверти 2 века был принят сенатусконсульт,на основа¬нии которого выработалось правило, что последовавшее in iure приз¬нание вело за собой постановление,завершающее спор по данному пункту, особенно при исках на вещи. Такое постановление окончатель¬но устанавливало право истца на вещь-rem actoris esse. Если ответчик не признавал иска он мог направить оспаривание против его основания .Ответчик мог также отрицать факты на которых истец основывают свой иск, или приводить факты ,исключающие присуж¬дение ,даже в том случае ,если факты ,обосновывающие иск ,были верными. В формулярном процессе выработалась практика помещения в фор¬муле, после интенции (излагавшей притязание истца) ,-эксцепции. Она представляла ссылку на такое обстоятельство ,которое делает непра¬вомерным удовлетворение иска,даже если интенция иска основатель¬на. Эксцепции получили значение защиты ответчика, который не может поколебать intentio формулы ,но имеет возражение ,которое судья примет во внимание ,если претор уполномочит его на это. Гай указы¬вает, что в руках преторов эксцепция была могучим средством раз¬вития преторского права, преторской помощи и содействия.Во времена Гая рядом с эксцепцией,как дальнейшее ее продолжение,появляется в формуле иска прескрипция,при которой возражение ставится не после интенции, а выдвигается как самостоятельный тезис в начале самой формулы и выражается словами-еа res agatur si. Таким образом ,воз¬ражение должно быть разрешено как предварительное условие для ре¬шения спора по основному вопросу. Некоторые возражения противопос¬тавлялись постоянно и неизменно по требованию истца (так называе¬мые перемпторные или уничтожающие эксцепции. Другие эксцепции действуют только на время или же от действия их истец может изба¬виться путем и средством,указываемым в содержании самой эксцепции (отлагательные или дилаторные). Осуществление некоторых прав может происходить не иначе, как задерживая или препятствуя вполне или отчасти осуществлению дру¬гих прав (что называется коллизией прав. Разрешается она в зависи¬мости от отношений „установленных законом между сталкивающимися правами в различных случаях .В процессуальных отношениях, при иске о собственности ,владение предметом спора до процесса определяет положение владельца как ответчика, перелагает тяжесть доказатель¬ства на истца. В отличие от коллизии исков конкуренция исков, име¬ла место в тех случаях ,когда одно или несколько лиц располагали несколькими исками против одного или нескольких лиц, причем все эти иски преследовали один и тот же интерес и ту же цель (eadem res) .Удовлетворением одного из этих требований уничтожалось дру¬гое требование, так как представлялось недопустимым дважды удов -летворить один и тот же интерес. Однако если удовлетворение по од¬ному иску было неполным, допускалось предъявление второго иска в пределах разницы. Однако возможно и другое разрешение конкуренции исков по историческим традициям и в зависимости от характера про¬исхождения этих исков (в области деликатных исков существовала возможность кумулятивной конкуренции исков, т.е. допускалось од¬новременное проведение двух исков, возникших на основании одного правонарушения). ПРОИЗВОДСТВО IN IURE Производство начиналось с указания истцом иска. Истец еще до вызова к претору знакомил ответчика с тем иском, который хотел то¬му предъявить. Необходимо было подготовить специальные данные, тре¬буемые для заполнения формулы, в особенности правильно обозначить объект иска, указав его не родовыми чертами, а видовым образом. Ис¬тец обращался к претору за выдачей соответствующей обстоятельст¬вам дела формулы для разбирательства по ней судьей дела во второй стадии. Обычно претор давал ее без предварительного расследования дела. Ответчик должен был не только явиться с истцом к претору, но и защищать себя надлежащим образом: заключать дополнительные сог- лашения (спонзии и стипуляции),выставлять свои эксцепции, участво¬вать с истцом в составлении формулы, выборе судьи и засвидетельст¬вовании спора. Если он не выполнял свои обязанности, то он считался незащищенным in iurе,что влекло важные последствия.Явившись Б СУД ,ответчик мог оспаривать требования истца, подвергать критике исп¬рашиваемую истцом редакцию формулы и делать со своей стороны предложения, в особенности настаивать на включении в формулу вы¬годных для него возражений .Однако окончательная редакция формулы не зависела от истца и ответчика и находилась целиком в руках претора. Претор в письменном виде предоставлял формулу истцу,кото¬рый в свою очередь передавал ее копию ответчику, который тем самым подчинял себя суду присяжного судьи. Эта операция была заверши¬тельным актом производства in iure, называемым “засвидетельствова¬нием спора”. В случае отказа ответчика принять формулу он стано¬вился indefensus. Производство в первой стадии могло тут же и за¬кончиться без передачи дела на дальнейшее рассмотрение in iudici¬um, если магистрат приходил к выводу,что требования истца не обос¬нованы или сам истец признавал возражения ответчика. Отказ в иске не был бесповоротным и истец мог вторично обратиться с иском к претору. Если одна из сторон не являлась к судебному разбиратель¬ству до полудня, то дело решалось в пользу прибывшей стороны. Если присяжному судье были известны основательные причины, оправдываю¬щие неявку сторон,то он мог назначить другой день для разбира¬тельства. После пропуска этой отсрочки стороны могли представлять оправдывающие их неявку причины, а судебный магистрат был полномо¬чен произвести восстановление в прежнее состояние. Момент контенсации спора устанавливал процессуальные отноше¬ния между спорящими сторонами и тем судьей, который назначен в формуле для разбора дела. Сам же иск прекращал свое существова¬ние, так как наступало процессуальное погашение иска. С этого мо¬мента на ответчика ложится ответственность за гибель предмета спора. При иске ,направленном на вещь,ответчик должен представить обеспечение при содействии поручителей, что он выплатит присужден¬ное с него, которое состояло из 3 частей: а) что он исполнит реше¬ние, б) что он будет надлежащим образом защищаться.в) что он не бу¬дет поступать и не поступал злоумышленно. При личных исках обязан¬ность предоставлять обеспечение наступала только в виде исключе¬ния по отношению к подозрительным ответчикам и при известных при¬вилегированных требованиях. ПРОИЗВОДСТВО IN IUDICIO Гай сообщает, что стороны при легисакционном процессе,после назначения судьи, взаимно вызывали друг друга явиться к этому судье на третий день. Сохранился ли этот срок для формулярного процесса неизвестно. Перед назначенным присяжным судьей процесс развивался в свободной устной форме и при господстве принципа свободной оценки доказательств. Такими доказательствами служили свидетели, сведущие лица, осмотр на месте, документальные дан¬ные, присяга. Свидетелей обыкновенно допрашивали под присягой. Реше¬ние спора зависело от того, доказали ли стороны свои утвержде¬ния. Предметом доказывания служили только спорные факты. Истец должен был доказать те факты, которыми обосновывал иск, а ответ¬чик-факты, на которых он основывал свои возражения. Обеим сторонам давалось право представить суду свидетелей, которые выразили сог¬ласие явиться. Присяга, как средство решения дела, не применялась, но для подтверждения отдельных фактов суд мог обязать одну из сторон принести присягу. Судьи поступали здесь по свободному усмотрению и выбирали ту сторону, которая была и лучше осведомлена и заслужива-ла доверия. Внешними рамками деятельности судьи во второй стадии процесса всегда оставалась переданная ему претором формула. Судья обязан был принять ее в данной формулировке,хотя бы она и заклю¬чала в себе какие-либо ошибки .Ошибки могли заключаться в превыше¬нии или понижении требований к ответчику со стороны истца-pi из или minus petitio. Всякое превышение истцом действительно принад¬лежащих ему прав влекло для истца невыгодные последствия, т. к. преувеличенный требовательный пункт интенция-оказывался ложным и неподтвержденным, а формула обязывала судью в таком случае освобо-дить ответчика. Начать дело вновь препятствовало исключающее дейс¬твие последовавшего решения. Чтобы избежать невыгодных последствий запроса существовало лишь одно – ввести в формулу прескрипцию в пользу истца, предупреждающую судью о возможности дальнейшего уточнения истцом своих требований. Особенностью римского процесса является денежный характер присуждения. И только в императорскую эпоху отступили от принципа обязательной денежной кондемнации, ус¬тановив, что если предметом иска является определенная вещь, то от¬ветчик присуждается к ее выдаче. Решение дела судьей во второй стадии влекло за собой погашение процесса: процесс,доведенный до решения, не мог быть вновь начат. Судебное решение заканчивает про¬цесс и может быть освободительным или осудительным. Законная сила судебного решения осуществляется двумя средствами: а)Истцу дается вместо прежнего иска новый-бесспорный иск о выполнении реше¬ния, содержание которого определено судебным решением. б) Каждой из сторон дается exceptio rei iudicatae,если противная сторона пыта¬ется вторично возбудить решенный уже судом спор (возбуждение того же притязания, когда отыскивается тот же предмет на основание того же самого права, имеющего тождественное основание; между теми же лицами (к тем же лицам причисляются также универсальные или даже сингулярные преемники).Дальнейшим выводом из основного правила было распространение содержания судебного решения только на участников первого процесса и их правопреемников. Если ответчик отрицает законную силу судебного решения, он мо¬жет против него защищаться .В классическую эпоху сторона могла при наличии уважительных обстоятельств испросить у претора restitutio in integrum (восстановление в первоначальном состоянии.) .В импера¬торскую эпоху можно обжаловать судебное решение в высший орган (аппеляция),однако с риском быть присужденным в двойном размере в случае проигрыша дела. Если же ответчик не защищается и не пла¬тит, истец может произвести принудительное взыскание с помощью ас-tio iudicati. Взыскание могло иметь личный характер ( содержание должника под арестом до уплаты или отработки долга- executio per¬sonalis) или же имущественный характер. Б последнем случае креди¬торы вводились во владение имуществом должника. Классическое право не знало обжалования судебного решения в собственном смысле слова. Сторона просила об уничтожении наступив¬ших юридических последствий, возвращении в первоначальное положе¬ние. Применение этого экстраординарного средства производилось как по просьбе сторон, так и по собственному усмотрению магистрата в, целях защиты верхушки господствующих классов. Истец, получивший реституцию, должен был вернуть ответчику выгоду ,полученную от по¬гашения юридического отношения. При применении реституции против судебного решения решение считалось несостоявшимся и начинался новый процесс. Меры против ответчиков, неосновательно отрицавших иск,факти- чески всей тяжестью ложились на бедняков, не имевших возможности собрать или сохранить доказательства, но ,конечно, не на знатных лиц. В принципе ответчик, неосновательно отрицавший притязания ист¬ца, платил штраф и присуждался в двойном размере требуемого от не¬го истцом. Значительное число исков влекло за собой для проиграв¬шего ответчика еще и гражданское бесчестие. Мало значения придава¬лось тому,действовал ли ответчик ,будучи уверенным в своем праве, или без такого убеждения. Истец, в случаях, когда ответчик, несмотря на приказ судьи, не выдает или не предъявляет того, что требует¬ся ,может подтвердить размер своего интереса присягой-iu siuranum in Iitem. Для воздействия на истцов,неосновательно предъявляющих иск, были установлены меры, но эти меры не устанавливали действи¬тельной гарантии интересов ответчиков бедняков, так как применение их зависило от суда: 1. Ответчик мог потребовать от истца специаль¬ной штрафной стипуляции. Тогда истец, в случае проигрыша, подвер¬гался тому же штрафу, который он сам обязывал ответчика платить в случае проигрыша последним дела. 2. Ответчик мог со своей стороны просить истца принести присягу в том, что он,истец,действует доб¬росовестно,-iusiurandum calumniae. 3. Претор рассматривал как де¬ликт преторского права тот случай, когда истец предъявлял иск из: одного только намерения вести процесс, зная,что утверждаемое им право в действительности не существует. Но если эти меры не были приняты заранее,то все же проигравший истец подвергался преследо¬ванию со стороны своего ответчика. Штраф, которому подвергался прежний истец, оценивался в одну десятую спорного иска. Постепенное исчезновение штрафов объясняется заменой их возложением на проиг¬равшую сторону судебных издержек. Исковая давность означает погашение возможности процессуаль- ной защиты права вследствие того, что в ТЕчении известного вр-меки таkая защита не была осуществлена заинтересованным лицом.Класси¬ческое право знало лишь законные сроки для нескольких исков, т.е. само право действует в течении определенного времени.В 5 веке бы¬ла введена исковая давность почти для личных исков и исков, на ве¬щи. При Юстиниане все иски подлежали давности и назывались actio-nез perpetuae,ecли погашались через. 30 лет,и actiones tempora-1ез,если сроки погашения были короче. Начало исковой давности ус¬танавливалось с момента возникновения искового притязания,в част¬ности: 1.При праве собственности и других правах на вещи с момен¬та нарушения кем-либо господства лица над вещью. 2.При обязатель¬ствах не делать чего-либо – когда обязанный субъект совершал действие ,противоположное принятой обязанности. 3. При обязательст¬вах что-либо сделать – когда возникала возможность немедленно требовать исполнения обязанности от обязанного. Приостановление исковой давности означало, что ее течение вре¬менно приостанавливается по какой- нибудь причине; например ввиду несовершеннолетия лица, либо юридических препятствий для предъяв¬ления иска. Устранение этих оснований возобновляло течение исковой давности, а истекшее до приостановления время зачитывалось в общий срок давности. По истечении срока давности ответчик мог противопоставить эксцепцию всякой попытке истца осуществить судебным порядком по¬гашенные давностью притязания. Судья по собственной инициативе не учитывал давность, если этого не требовало обязанное лицо. По исте¬чении законного срока исковой давности уплата долга не является обязательной для должника(идет как бы уплата уже не должного). Проведенные исследования показывают какую громадную роль иг- рают иски в жизни простого римского гражданина. С рождения и до самой смерти его права находили защиту от нарушения в исках. С появлением исков появилась возможность цивилизованного решения конфликтов сторон, без самоуправства и насилия. Правовой поря¬док решения тяжб прочно вошел в римскую жизнь.