Человек в новом обществе

Представления авторов концепции “информационного общества” о жизни человека в новом социуме являются слегка сказочными и утопичными. Таковы идиллические мечтания и воздушные замки Дж. Мартина и некоторых других, не процитированных здесь авторов. Они руководствуются идеей о том, что можно сделать человека счастливым, решив все его материальные проблемы, избавив от работы и обеспечив продолжительный досуг. Как уже неоднократно было доказано, это совершенно неверная точка зрения. Любопытно будет рассмотреть бытие человека в новом обществе, разложив его на отдельные элементы. Дом и семья. Распад классической “нуклеарной” семья как “ячейки общества” на сегодня стал реальностью. Единство формы семьи заменяется на многообразие видов брака и совместного проживания. Естественность этой тенденции очевидна, и, согласно данным статистики, в США уже сегодня иные формы брака численно превышают количество “нуклеарных” семей. Что же касается возникновения “электронного коттеджа”, то здесь я не согласен с Тоффлером. Книга была написана в 70-х годах, когда ставилась цель избавления от бумажно-канцелярского труда, с каковой целью работа переносилась на компьютер и отдавалась на дом. Сейчас можно с уверенностью утверждать, что за 20 истекших лет этот процесс должен был прийти к логическому завершению. И тот факт, что этого не произошло, подтверждает идею о необходимости личного контакта людей для выполнения большинства видов творческой, а иногда и нетворческой работы. Дети и образование. Очевидно, что в настоящее время образование претерпевает огромные изменения, прежде всего, в плане специализации, диверсификации и индивидуализации. Утопические идеи обучения по телевизору остались нереализованными в силу малой практического эффекта данного способа. Политическая, социальная и общественная жизнь. В этой сфере я полностью согласен с идеями респондентного телевидения и реализации свободы слова через создание собственных информационных банков, высказанными Дайзардом и Мартином. Несмотря на некоторую утопичность попыток построения “настоящей” демократии, подобные технические нововведения служили бы как минимум надежной защитой против попыток тоталитарного возрождения.