ОСОБЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ ЗАЛОГОВОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ. ЕГО СОДЕРЖАНИЕ.

В российском праве на протяжении последних десятилетий залог в силу своей практической невостребованности просто не исследовался. Залог как явление, присущее рыночной экономике и динамическому обороту, не мог найти применение в социалистическом плановом хозяйстве. Поэтому выявление сущности залогового правоотношения имеет важнейшее значение для определения содержания залога как правового института. Законодательная база, в области залоговых правоотношений непоследовательна и полна внутренних противоречий, поэтому важно, чтобы впредь нормативное регулирование залоговых правоотношений подкреплялось должной теоретической проработкой. Особенность залога в сравнении с большинством других способов обеспечения исполнения обязательств состоит в том, что он носит вещно-правовой характер. Прежде всего залог обладает наиболее характерным свойством вещных прав – правом следования, которое означает, что право как бы следует за вещью. Где бы ни находился предмет залога, в чьей бы собственности он ни находился, он будет предметом залога до прекращения основного обязательства. В литературе под правом следования в отношении залога понималось также право истребования вещи от третьего лица. М.М. Агарков по этому поводу пишет, что залог “обладает, хотя и с некоторыми ограничениями, наиболее характерным свойством вещных прав – так называемым правом следования, то есть правом истребования заложенной вещи от третьего лица”[7]. Думается, однако, что по отношению к залоговому праву право следования выражается главным образом не вправе истребовать вещь от третьего лица, а вправе обратить взыскание на вещь, независимо от ее нахождения у первоначального залогодателя или у третьего лиц. Наряду с правом следования залог обладает правом преимущества. Право преимущества состоит в том, что кредитор-залогодержатель вправе удовлетворить свои требования за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами соответствующего должника. Несомненно, что присущие субъективному праву залогодержателя: право следования и право преимущества дают основания для отнесения залога к вещным правоотношениям. В то же время характерное для вещных прав понятие непосредственной и исключительной власти над вещью, составляющей прерогативу субъекта вещного права, не отражает сути ипотеки поскольку ее предмет не передается залогодержателю. Никоим образом отнесение залогового правоотношения к вещным не объясняет и такого явления, как залог прав, давая тем самым возможность причислить его к обязательственным правоотношениям. “Вещность” залога существует лишь постольку, поскольку она в состоянии обеспечить основное обязательство. Поэтому спор о вещно-правовом или обязательственно-правовом характере залога должен быть решен в форме признания двойственной природы залога. Удачно эта мысль выражена у Д.А. Медведева: “Представляется, что выпячивание одного из элементов залогового права объединяет второе. Залог порождает два вида отношений – между залогодателем и залогодержателем, и между залогодержателем и вещью, то есть, с одной стороны, залог – это способ обеспечения обязательства должника путем установления относительной правовой связи с кредитором, а с другой – непосредственная правовая связь залогодержателя и вещи. Поэтому залог может быть охарактеризован как вещный способ обеспечения обязательства.”[8]. Представляет интерес попытка уйти от классификации прав на вещные и обязательственные, и тем самым, иначе решить проблему определения юридической природы залога, предпринятая Л.А. Кассо [9]. Считая, что поскольку некоторые права никоим образом не могут быть причислены ни к одной, ни к другой категории, как например, авторское право, признанное абсолютным, он предлагал заменить разделение прав на вещные и личные другим – на абсолютные и относительные. Определение же залогового права выглядело так: “Залоговое право есть абсолютное право на уплату определенной суммы, направляемое против обладателя определенного имущественного объекта и осуществляющееся в виде исключительного права взыскания.”[9]. Однако, данную попытку нельзя признать удачной, поскольку деление прав на вещные и обязательственные, и деление на абсолютные и относительные являются скорее взаимодополняющими, чем взаимоисключающими. А.С.Звоницкий произвел обоснованный критический анализ теории Л.А. Кассо. Он писал, что право залогодержателя не может быть абсолютным, потому что одни из его элементов, право на уплату со стороны первоначального должника, относителен. Оно является абсолютным лишь по отношению к переменам в лице залогодателя, но никак не по отношению к “любому лицу, становящемуся в противоречие интересам управомоченного субъекта – ведь в число этих интересов входит и уплата со стороны первоначального должника, на которую абсолютное право залогодержателя требований простираться не может.” Иначе говоря, право залогодержателя на получение определенной суммы есть право относительное, направленное против обладателя определенного имущественного объекта, но оно защищается абсолютным правом преимущественного взыскания с этого объекта. Таким образом, рассматривая залог как правоотношение с характерной юридической природой, отличающей его от иных типов правоотношений, следует признать, что преимущественность субъективного права залогодержателя состоит в правомочии удовлетворить свое требование первым среди других кредиторов данного должника, а также в абсолютном запрете любому лицу своим действием или бездействием уменьшить стоимость заложенного имущества. Еще одной важнейшей проблемой залогового правоотношения, которая также не получила однозначной теоретической оценки, является вторичность залогового права. Вторичность означает залоговое право не может возникнуть само по себе, и нуждается в наличии определенной причины для своего возникновения. Говорить, следовательно, о залоге, как о праве уже возникшем, можно только в предположении существования другого права, а именно – права требования, залогом этим обеспеченного! В гражданском праве такой причиной являются обязательства, которые возникают или одновременно с залоговым правоотношением, или возникли ранее него, или должны возникнуть позднее. Основания возникновения такого обязательства, обычно называемого основным, не имеет значения и может быть различным: из договора, из причинения вреда, из неосновательного обогащения. Подобная взаимосвязь основного обязательства и залогового правоотношения в литературе и в законодательстве получила различные названия. Это и акцессорность, и дополнительность, и производность, и придаточность, и условность. Понимание акцессорности состоит в том, что акцессорные обязательства носят зависимый от главного характер и обслуживают главные обязательства, а потому всегда следуют их судьбе и, в частности, автоматически прекращаются с прекращением действия главных обязательств, ибо лишены самостоятельного значения. На эту точку зрения стал законодатель, предусмотрев в п.4 ст.З Закона РФ “О залоге”, что залог производен от обеспечиваемого им обязательства и существование прав залогодержателя находится в зависимости от судьбы обеспечиваемого залогом обязательства. Однако следует отметить, что абсолютно бесспорной такая точка зрения не является. Так, Кагер и Дерибург признавали залог в качестве самостоятельного правоотношения, независимого от обязательства, по той причине, что предоставление собственником вещи другому лицу залога возможно помимо всякого обязательства, например, в виде дара. А.С. Звоницкий также отрицал акцессорный характер залога, указав на важнейшие свойства залога, не позволяющие считать, что только последний следует судьбе основного обязательства, а обратного явления не существует. Причина такого обратного явления – в возможности досрочного обращения взыскания на заложенное имущество при наступлении предусмотренных законом или договором условий. В частности, в соответствии с Законом РФ “О залоге” это неисполнение залогодателем обязанностей по страхованию предмета залога и по принятию мер, необходимых для сохранения предмета залога (ст. 38). Перечень условий досрочного обращения взыскания был еще более расширен в статье 351 ГК РФ: добавились нарушение залогодателем правил о последующем залоге и распоряжении заложенным имуществом, а также нарушение одной из сторон залогового правоотношения обязанности по обеспечению другой стороне возможности проверять по документам и фактически наличие, количество, состояние и условия хранения заложенного имущества. Значит, залоговое правоотношение является вполне самостоятельным, но нуждающимся для своего возникновения и прекращения в сложном комплексе причин и условий, закрепленных соответствующим законодательством. Следовательно, можно говорить об условности, а не об акцессорности залогового права и в соответствии с реальными нормами действующего законодательства, и в соответствии с терминологией, предложенной теоретически обосновавшим это положение А.С. Звоницким. Эта позиция будет более гибкой, позволяющей использовать в российском праве неакцессорные формы залога. Условность залогового правоотношения проявляется, во-первых, в обязательном наличии условия его возникновения (обязательства, обеспечиваемого залогом); во-вторых, в комплексе предусмотренных в договоре условий, которые служат причиной и основанием реализации залогодержателем и залогодателем своих правомочий в отношении объекта залога, в-третьих, в особой упорядоченности всей совокупности имеющихся условий. Говоря о залоговом правоотношении, нельзя ни упомянуть о его содержании. Содержание любого правоотношения, в том числе и залогового, складывается из трех составляющих – объекта, субъекта и прав и обязанностей субъектов данного правоотношения. Субъектами залогового правоотношения могут быть как физические и юридические лица вне зависимости от национальности или домицилия, так и государственные и административно-территориальные образования, обладающие гражданской правосубъектностью. Относительно оснований возникновения права на передачу имущества в залог Закон РФ “О залоге” предусматривает, что таковыми являются право собственности или право полного хозяйственного ведения на передаваемое в залог имущество (ст. 19). На предприятие, за которым имущество закреплено на праве полного хозяйственного ведения, действующим законом о залоге возложена обязанность получения согласия собственника этого имущества или уполномоченного им органа для осуществления залога предприятия в целом, его структурных единицу и подразделений как имущественных комплексов, так и отдельных зданий и сооружений. Учреждение же может передавать в залог имущество, в отношении которого оно в соответствии с законом приобрело право на самостоятельное распоряжение. Необходимым условием развития ипотеки в России является равенство правового положения лиц – залогодержателей вне зависимости от того, является ли для них такой вид деятельности специальным. С этой точки зрения непонятно предоставление Основными положениями о залоге недвижимого имущества – ипотеки возможности выступать в качестве залогодержателя земельных участков только банкам, имеющим лицензию Центрального банка РФ на осуществление ипотечных операций (п.67.). Принципы частного права предусматривают в качестве общего правила необходимость обеспечения равного доступа всем субъектам права к любому имущественному объекту, в том числе и земельным участкам. Субъекты залогового правоотношения, как физические, так и юридические лица, должны обладать необходимыми признаками для участия их в отношениях ипотеки, то есть обладать правосубъектностью. Если это физическое лицо, то оно должно обладать право и дееспособностью, а если это юридическое лицо, то оно должно иметь все признаки юридического лица, которые предусмотрены ст.49 ГК РФ 1994г. Когда от имени юридического лица выступает его филиал, то полномочия филиала должны быть надлежащим образом оформлены путем закрепления этого права в уставе или путем выдачи доверенности, иначе договор о залоге будет признан недействительным как заключенный ненадлежащим субъектом. Так, в ВАС рассматривался спор между промышленно-торговым предприятием “Эра” и коммерческим банком “Тарханы” о признании недействительными заключенными между ними кредитных договоров и договора о залоге по тем основаниям, что они заключены филиалом банка от своего имени и в договорах не указана дата выдачи доверенности. В процессе рассмотрения этого дела выяснилось, что кредитные договоры и договоры о залоге имущества заключены филиалом коммерческого банка “Тарханы” в лице его директора, действующего на основании доверенности. Доверенность директору филиала банка на право заключать от имени банка кредитные договоры и совершать иные сделки, соответствующие уставной деятельности банка выдана председателем правления коммерческого банка “Тарханы”. На доверенности проставлена печать банка. При таких обстоятельствах отсутствие в тексте договоров даты совершения доверенностей, а также ссылки на то, что договоры оформлены от имени юридического лица, не может служить основанием для признания сделок недействительными. У имущества, передаваемого в залог, может быть несколько собственников. Общая собственность может быть совместной и долевой. В отношении залога имущества находящейся в общей совместной и общей долевой собственности закон о залоге устанавливает разные режимы, но которые соответствуют общим классическим принципам гражданского права: имущество, находящееся в общей совместной собственности, может быть передано в залог только с согласия всех его собственников; залог же собственником своей доли в общей долевой собственности осуществляется им самостоятельно, (ст.7 Закона “О Залоге”). В заключение, хотелось бы отметить, что в ряде случаев право быть субъектом залоговых правоотношений может быть ограничено правовыми актами. Так, например, в соответствии с Указом Президента РФ от 7 окт.1992г. №1186 инвестиционные фонды не имеют право совершать залоговые сделки. Определить понятие ипотеки через ее объект со ссылкой на нормативный акт до введение в действие ГК РФ было невозможно, т.к. Закон РФ “О залоге” просто не содержит такового. Статья 42 Закона определяет ипотеку, как залог предприятия, строения, здания, сооружения или иного объекта непосредственно связанного с землей, вместе с соответствующим земельным участком или правом пользования им. В то же время по смыслу Закона залог земельных участков ипотекой не является, поскольку статья 41 Закона, посвященная залогу земельных участков вынесена за пределы главы 2-й, регулирующей отношения ипотеки. Не является объектом ипотеки по данному закону и квартиры в многоквартирных жилых домах, так как они связаны с землей не непосредственно, а прочно, что противоречит законодательному определению ипотеки. Статья 40 Закона, определяющая правила залога гражданских воздушных, морских, речных судов, подвижного состава железных дорог и космических объектов, также вынесена за пределы главы об ипотеке. И только принятие Гражданского кодекса РФ как законодательного акта приоритетной силы по отношению к Закону РФ “О залоге” позволяет говорить об ипотеке, как о залоге именно недвижимого имущества, в том числе земельных участков, предприятий, зданий, сооружений и квартир. Однако в соответствии со ст. 366 ГК РФ предметом залога, а следовательно, и ипотеки могут быть наряду с вещами и имущественные права (требования), за исключением требований неразрывно связанных с личностью. Предусмотрен залог прав и законом “О залоге”, где в статье 54 говорится, что предметом залога могут быть принадлежащие залогодателю права владения и пользования, в том числе права аренды и другие права (требования), вытекающие из обязательств. Впервые эта норма была установлена Указом Президента СССР от 17 августа 1991 года “Об обеспечении залогом обязательств, возникающих при осуществлении иностранных инвестиций”. Наибольшую актуальность данные положения имеют в отношении вещей, обладающих ограниченной оборотоспособностью. В первую очередь это относится к земельным участкам. Однако в Указе Президента РФ от 28 февраля 1996 года “О дополнительных мерах по развитию ипотечного кредитования” указано, что право залога не распространяется на принадлежащее залогодателю право постоянного пользования земельным участком, на котором находится предприятие, здание или сооружение. При залоге различных прав требования, в том числе и права аренды, необходимо учитывать условия договора, по которому к тебе перешли эти права, учитывая что предметом залога не могут быть требования, носящие личный характер, а также иные требования, залог которых запрещен законом. Так, Президиум ВАС рассмотрел спор между акционерным обществом “Витабанк” и акционерным обществом закрытого типа “Лев” о передаче права аренды на нежилое помещение в счет исполнения договора залога. При рассмотрении спора было выяснено, что АОЗТ “Лев” получило спорное помещение в долгосрочную аренду по договору с агентством по управлению имуществом. Договор аренды содержал ряд ограничений прав арендатора, в том числе в отношении использования помещения только по целевому назначению – под магазин для ведения хозяйственной деятельности в сфере обслуживания, а также в отношении сдачи нежилых площадей в субаренду. Таким образом, право аренды было обременено определенными обязанностями, возложенными на конкретного арендатора, которые носили личный характер, в связи с чем в соответствии с пунктом 2 статьи 4 Закона РФ “О залоге” не могли быть предметом залога. В Основных положениях о залоге недвижимого имущества – ипотеке предусматривается, что ипотека может быть установлена на любое недвижимое имущество, которое залогодатель вправе продавать или отчуждать любым образом (п.4.). В то же время п.12 устанавливает, что закладная должна содержать точные наименования, принадлежащего залогодателю права, если таковое является предметом ипотеки, из чего косвенно вытекает, что права могут являться объектом залога недвижимости. Таким образом, современные тенденции законодательного процесса создают предпосылки для распространение правоотношения залога недвижимости на любые объекты. Выделение конкретных объектов и предметов залогового правоотношения в этой ситуации в основном имеет значение для установления степени усложненности оборотоспособности и учения некоторых особенностей прав и обязанностей сторон. Еще одним подтверждением такой позиции служит возможность распространения залога на вещи, которые могут быть приобретены залогодателем в будущем (ст.б). В этом случае, принципиально являясь залогом права, правоотношение тем не менее может возникнуть в форме, характерной для залога имущества. Действующее залоговое законодательство предусматривает возможность установления залога на любое имущество, не исключенное из гражданского оборота, при условии, что оно может быть отчуждено залогодателем. Такой взгляд выглядит чрезмерно широким. Следует признать недопустимой сдачу в залог любого имущества, которое законом не исключено из гражданского оборота, так как создалась бы неразрешимая ситуация: принять имущество в залог можно, а реализовать его кредитору запрещено. В практическом применении к залогу недвижимости такое положение прежде всего осложняет возможность залога жилого дома с хозяйственными постройками или отдельных его частей, принадлежащего лицам, основным занятием которых является сельское хозяйство, так как этот случай попадает под действие ст. 369 ГПК РСФСР, поэтому в Законе “О Залоге” предусматривается, что предметом залога может быть имущество, на которое может быть обращено взыскание. Итак, определение объекта залогового правоотношения в нормативных актах РФ нуждается в уточнении, в преодолении противоречий, которые существуют между действующими в России нормативными актами. При характеристике прав и обязанностей сторон при залоге недвижимости законодатель обращается к классической формулировке, использованной еще римскими юристами. Поэтому объем прав и обязанностей залогодержателя и залогодателя в действующих нормативных актах определяется примерно одинаково. Особенностью правового закрепления прав и обязанностей сторон в залоговом правоотношении является неоправданное расширение количества диспозитивных норм по сравнению с императивными. Так, в действующем Законе РФ “О залоге” общей нормой ч.1 ст.20 является дозволение залогодателю осуществлять принадлежащее ему правомочие распоряжения объектом залога, но часть 2 этой же статьи, предусмотрев, что отчуждение заложенного имущества возможно только с переходом к новому залогодателю основного долга, обеспеченного залогом, практически лишила залогодателя возможности самостоятельно реализовать продекламированное в предыдущей части право. Кроме того неясно, как должна применяться эта норма в случае, когда залогодатель и должник по основному обязательству не совпадают в одном лице. Не улучшило, а только усложнило эту ситуацию положение статьи 346 Гражданского кодекса РФ, предусмотревшей в качестве общего правила возможность залогодателя распоряжаться предметом залога только с согласия залогодержателя. Помимо того, что основным принципом залогового правоотношения должна являться свобода осуществления залогодателем любого из правомочий в отношении принадлежащего ему имущества, возникает и внутренняя непоследовательность: возможность последующего залога является общим правилом (п.2 ст.342 ГК), в то время как право залогодателя распоряжаться предметом залога без согласия залогодержателя – факультативно (п.2 ст. 346 ГК). Представляется, что все эти противоречия нужно преодолеть, закрепив основные элементы залогового правоотношения, составляющие его сущность с помощью императивных норм, а весь остальной массив отношений между субъектами и отношение их к объекту должны регулироваться диспозитивно. С точки зрения системности прав и обязанностей субъектов залогового правоотношения можно выделить такие группы правомочий залогодержателя и залогодателя. Право залогодержателя на объект залога. Это право на объект залог, как таковой, обеспечивает залогодержателю сохранение исключительных прав при любом переходе предмета залога к третьим лицам. В соответствии с этим залогодержатель имеет право: 1) проверять по документам и фактически наличие, размер, состояние и условия хранения предмета ипотеки; 2) требовать от залогодателя принятия мер, необходимых для обеспечения сохранности предмета ипотеки; 3) требовать от любого лица прекращение посягательства на предмет ипотеки, угрожающего ему утратой, повреждением или иным ухудшением его состояния. Право залогодержателя на информационное сопровождение залога. Этому праву соответствует обязанность залогодателя вести книгу записи залогов, в обязательном порядке и своевременно информировать всех заинтересованных лиц о залоговом обременении предмета, сообщать залогодержателю о всех изменениях, произошедших с предметом залога и с состоянием правомочий собственника. Право залогодержателя на получение материального удовлетворения. Это право включает в себя такие возможности залогодержателя: заранее установить основания обращения взыскания на заложенное имущества; принять санационные меры в отношении предприятия; обратить взыскание на предмет залога; обратить взыскание на иное имущество должника. Право залогодержателя на защиту своих интересов с использованием средств, предоставляемых законом. К этому праву относятся предусмотренные законодательством гарантии и способы защиты субъективного права залогодержателя. Право залогодателя в отношении объекта ипотеки заключается в сохранении правомочий владения, пользования и распоряжения им. Право залогодателя на досрочное исполнение основного обязательства. Право залогодателя на проведение процедуры обращения взыскания в соответствии с законом и условиями договора. Право залогодателя на защиту своих интересов законом. Благодаря этому праву залогодатель получает возможность использования предусмотренных законом средств защиты своих интересов. Соответствующие этим правам залогодатель имеет обязанности: 1) страховать за свой счет от рисков утраты и повреждения предмет ипотеки в полной его стоимости, а если полная стоимость предмета ипотеки превышает размер обеспеченного ипотекой требования, – на сумму не ниже этого размера; 2) принимать меры, необходимые для обеспечения сохранности предмета ипотеки; 3) немедленно уведомлять залогодержателя о возникновении угрозы утраты или повреждения предмета ипотеки; 4) истребовать предмет ипотеки из чужого незаконного владения. В заключении характеристики содержания залогового правоотношения, хотелось бы отметить те основания, в результате которых возникают данные правоотношения. ГК РФ 1954г. (ст.334) и Закон РФ “О залоге” (ст.З) предусматривают два основания – договор и закон. Причем закон, предусматривающий возникновение залога, должен содержать указание на то, в силу какого обстоятельства и какое именно имущество должно обременяться ипотекой. Такие указания содержатся, например, в ст. 587 ГК РФ, где говорится, что при передаче под выплату ренты земельного участка или иного недвижимого имущества получатель ренты в обеспечение обязательства плательщика ренты обретает право залога на это имущество. В качестве теоретического примера для установления на основании закона именно залога как правоотношения, где залогодатель сохраняет возможности владения, пользования и распоряжения заложенным имуществом, можно представить некоторые имущественные правоотношения, в частности, выдачу ссуды на строительство или ремонт жилого или производственного помещения. Однако учитывая, что установленное таким образом залоговое правоотношение не подкрепляется реальным волеизъявлением залогодателя, следует отметить, что единственным способом, позволяющим при возникновении залогового правоотношения максимально отразить интересы сторон и использовать весь арсенал предоставляемых для этого данным правоотношением возможностей, является заключение договора. Итак, в данной главе были рассмотрены как теоретические, так и некоторые практические вопросы залогового правоотношения, были выявлены некоторые проблемы законодательного определения субъектов и объектов данного правоотношения, но конкретную характеристику ипотеки можно дать только через призму законодательных актов об ипотеке в РФ, причем теоретические предпосылки, изложенные выше, станут той базой, на которой формируется действующее законодательство.